Lena (shapira) wrote,
Lena
shapira

я тут в Германии внезапно

неприятный сюрприз - почти никто не говорит по-английски. Даже доктора в больничке. А я - сюрприз - не говорю по-немецки. Говорил по-английски, к счастью, молодой приятный санитар с пирсингом в носу и на брови и с панковской стрижкой, за что ему большое мерси, понял, что мне  нужен памперс. Понял меня еще и парень из копи-центра, послал мой факс, надеюсь, куда надо.
Вечером Беня стал плакать и проситсья гулять. Мы пошли, хотя было темно и дождь. Зашли погреться в секонд-хенд, купили Бене распродажных носков и шапку. ШАпка оказалсь дурацкая, к тому же, потеряли в секонде этом бенины перчатки, теперь он ноет,
Беня бедный.
-Тут нет Кати и Давиды. Пойдем домой. Не пойдем в бабушкин дом. Бабушка ушел в больницу. Пойдем заберем бабушку.
в общем, все не так. .
Мне от того, что не могу с ним пойти, куда он хочет ( и куда я хочу) - к Кате и Давиде, например, тошно донельзя. Хотя тут всеж дом, еда, тепло и все такое, свобода, наконец, и никакой угрозы жизни. И вон, даже комп работает, на что я не надеялась. Все равно тошнехонько, слезы на поверхности. Не могу даже вообразить, каково было тем, кто с детьми оказался в куда более гнусных условиях, и не по своей воле.
У Бени есть два утешения - книга про слона Хортона и трамваи. В трамвае он готов кататься сколько угодно, вернее, нет мало кататься не готов. И если трамвай красный, то жизнь становится сносной.
Такие дела
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments